Меню
16+

Общественно-политическая газета «Трибуна»

03.12.2020 07:43 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 139 от 03.12.2020 г.

Память – благодарность за Победу

Автор: Н.Стебловский.

 Для рождённых в 40-х, 50-х годах прошлого века в перечень оставшихся в памяти наиболее ярких впечатлений детства вошли эпизоды общения или зрительного контакта с инвалидами войны.

 Человека без руки, без ноги, без зрения нельзя было не заметить. А уже в сознании пионерской, затем комсомольской смышлености инвалиды привлекали к себе внимание как источники информации о своём героическом прошлом, неотделимом от героизма всего народа- победителя.

 Сразу после войны не было населённых пунктов, исключая разве самые малые, где не проживали бы фронтовики с увечьями. У многих из них по понятной причине век оказался не долгим. Но большая часть инвалидов успела, сумела найти достойное место в жизни, проявить себя в трудовом строю или даже при утраченной трудоспособности оставить долгопамятный след своего бытия.

 В этом плане пожилые щелканцы помнят проживавшего вблизи бывшей школы В. В. Соколова. Полностью слепой, дядя Вася в сущности являлся воспитателем детворы всей округи. К нему тянулись и дошколята, и школьники всех возрастов. Он рассказывал о жизни правильные вещи, читал вслух книги для слепых, где роль глаз выполняли его пальцы. Детям было в диковинку видеть, держать в руках эти толстенные книги, о которых прежде знать не знали.

 При дяде Васе неотлучно во время хождения по посёлку находилась его заботливая жена тётя Нюра. Тоже добрейшей души человек, всегда угощавшая тянувшуюся к их дому детвору разными вкусностями. Эта супружеская пара покоится на щелканском погосте. Памятник на могиле лишний раз напоминает землякам о горькой доле искалеченных войной её солдат, познавших при этом счастье настоящей любви и близкого человека, и всего людского окружения.

 Сосновские ветераны помнят инвалида войны, горевшего в танке, чудом оставшегося живым, вернувшимся домой абсолютно слепым Д. А. Савина. Кроме зрения, он лишён был и спутницы жизни. Проживал до кончины в семье брата, тоже фронтовика Ивана Алексеевича. По улице, в магазин ходил сам с палочкой. Все удивлялись: как можно безошибочно ориентироваться в селе, пусть даже родном. Тут с закрытыми глазами по дому лишний шаг не сделать.

 Матышанам тоже памятен участник войны И. Э. Обижаев, потерявший на ней зрение. Особенность его жизни – имел собаку-поводыря, с которой был неразлучен. Когда она пала, его обуяло горе. Он долго тосковал о верном друге, как о самом близком и родном. Потом относительную радость в жизни ему вернула новая собака-поводырь.

 Рядом с Иваном Эммануиловичем жил другой инвалид войны первой группы — В. К. Третьяков. Он имел зрение, но не имел ног. Фронтовики-соседи встречались, общались. В этом тоже была своя радость жизни с печалью пополам.

 Конечно, большая радость выпала тем инвалидам войны, кто имел возможность трудоустройства. Так, сосновец М. В. Сальников был колхозным водовозом при отсутствующей ноге. При отсутствующей руке многодетный берёзовец А. Д. Киселёв пас сельское стадо коров, охранял бахчи. Руднянин В. М. Рыбянец с одной рукой много лет работал прокурором района.

 Потеря на фронте руки не помешала большесудаченцу В. Т. Пряхину пройти послевоенную жизнь с достойной трудовой биографией: был инженером-механником колхоза, заведующим МТМ, председателем сельского Совета. А без ноги много лет руководил строительной организацией, затем райтопом М. В. Донсков. Также без ноги оставила война И. И. Бадакву и П. И. Собкина, что не помешало Илье Ивановичу стать учителем Руднянской средней школы, там же преподавать вождение на грузовой машине, а затем, уже на пенсии, вести тот же предмет при ДОСААФе. Пётр Иванович всю послевоенную трудовую жизнь был главбухом ильменского колхоза.

 Одной газетной публикацией невозможно осветить обозначенную тему. Она представлена лишь малой частью изуродованных войной земляков, имевших как малый, внутрисельский, так и районный масштаб известности. Но, конечно, не ей оценивается вклад каждого фронтовика в победу, в последующий трудовой подвиг народа, поднявшего, возродившего страну из руин. А вот память о причастных к той победе, к тому подвигу, не имеет цены.

 Вот о чём ещё хочется сказать в этой связи. При жизни фронтовиков во время непосредственного общения с ними проявлялась такая деталь. Многие из них, если не большинство, не желали говорить о своём, связанном с войной, прошлом для придания ему публичности. Причину тому они не называли, но понималось это так: в силу скромности не считали свои заслуги выше других, стеснялись распространяться о по-настоящему героических буднях войны. Ведь вокруг жили десятки, сотни точно таких же, проливших кровь, потерявших здоровье, выживших в аду.

 Словом, не очень было принято тогда ещё у многочисленного поколения победителей рассказывать о войне для печати. Это, кстати, подтвердят дети фронтовиков: с отцов слова о войне нельзя было вытянуть, не то что услышать подробности. Поэтому журналистам иногда приходилось делать «ход конём», то есть, преподносить биографические данные, эпизоды боевой судьбы в форме рассказов на реальной основе. Один из них публиковался в «Трибуне» четверть века назад. Его повторение вписывается в тему дня и согласуется с благодарной памятью.

Фото: https://pixabay.com/ru/

6