Меню
16+

Общественно-политическая газета «Трибуна»

23.04.2020 07:38 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 46 от 23.04.2020 г.

Испытанные военным лихолетьем (Из вековой истории семьи)

 Прапрадед Кирилл (1825 г. рождения) был участником знаменитого крестьянского бунта (1861 г.) в селе Лемешкино.

 Мужики выступали против половинчатой отмены царём Александром II крепостного права, против реформы – обманки. Восстание описано во многих исторических очерках. При подавлении бунта войсками зачинщики были схвачены и жестоко избиты. Прапрадед прожил после этого две недели и скончался. К несчастью, в это время при родах умерла и жена Кирилла. Детей разобрали родственники…

 Так начинаются записки из истории семьи под фамилией Покрепа из Лемешкина, автор которых праправнук бунтовщика Покрепа Владимир Алексеевич. По мужской и женской линии род покрепинский семейно связан с Молчановыми, Ткаченко, Руденко. У прадеда Степана была большая семья – 14 детей. Один из них – Фрол (1877-1948 гг.) стал дедом автора рукописи, представленной мне для ознакомления и подготовки краеведческого очерка. С него, с деда Фрола, собственно, и началось (если не считать бунтовщика Кирилла участником военных действий) настоящее испытание семьи войной.

***

 Дед Фрол был заметной личностью в селе уже потому, что был грамотным. Уважали его и как фронтовика. Он был участником первой мировой войны. В народе её называли «германской», а в советской исторической науке – «империалистической» (по виновнику возникновения первой планетарной бойни – мировому империализму). Дед Фрол был великим травником-целителем, обладал гипнозом, по своей методе гадания угадывал судьбы селян… Воевал дед на фронте храбро, но не избежал тяжкой для солдат доли, нелёгкого испытания – пленения.

 После «германской» войны дед и бабушка, их многочисленная семья (два сына и три дочери) занимались, как и многие лемещане, хлебопашеством и скотоводством. Семья была середняцкая. Коллективизация, голод внесли в судьбу семьи коррективы. Кто пошёл в колхоз, кого-то отправили в ссылку, кто-то уехал в Баку. В Узбекистане (г. Курган-Тюбе, ныне Таджикистан) оказалась молодая семья: Алексей Фролович и Анастасия Егоровна, будущие родители Владимира Алексеевича.

***

 Отец Владимира Алексеевича родился в семье Фрола Покрепы третьим ребёнком (1911 г.). Ко времени коллективизации это был уже достаточно взрослый человек. Его боевая закалка началась задолго до начала Великой Отечественной войны. Алексей Фролович Покрепа в 30-ые гг. XX века служил в Средней Азии, в войсках ЧОН – частях особого назначения. Испытания были серьёзные: борьба с басмачеством в песках и горах республик Средней Азии. После трагического случая, в котором «чоновец» А. Покрепа в бою с басмачами, ярыми противниками Советской власти, чудом остался жив, молодая семья решила всё же вернуться на малую Родину, в Лемешкино. Анастасия Егоровна стала работать дояркой в колхозе. Алексей Фролович – конюхом, а затем – в животноводстве. Против учёбы мужа на курсах трактористов Анастасия категорически возражала. Так, по мнению Владимира Алексеевича, автора воспоминаний о семье, мама хотела спасти мужа от гибели в горящем танке. Понимали люди, что войне скоро быть. Но не спасла Анастасия любимого человека от другой тяжкой доли, которая была уготована надвигающейся войной многим красноармейцам.

***

 Новость о нападении гитлеровской Германии на Советский Союз в поле к работающим колхозникам принёс всадник, прискакавший сюда намётом. Молодёжь сразу была настроена на активное участие в отпоре вражеской агрессии: «Пойдём, побьём германцев и успеем к сенокосу!». Дед Фрол остудил молодецкий пыл словами: «Ни, хлопци! Я знаю германцив. Война так швыдко (скоро) нэ кончиться».

 Так и случилось. Началась мобилизация. Ушёл на фронт младший брат Алексея – Павел. Сгинул под Керчью. Судя по данным Книги Памяти, у этого славного крымского города-героя погибли многие наши земляки. Потом призвали двух двоюродных братьев. Алексея всё не призывали. У него два пальца правой руки были всё время согнуты в кулак. Как вспоминает Владимир Алексеевич, отец всё делал левой рукой. Поначалу сын думал, что отец – левша. Об увечье, полученном в бою с басмачами, рассказала мама. Но дела на фронте ухудшились, стали призывать и увечных.

 3 сентября 1941 года настал черёд и Алексея Фроловича Покрепы. Попал наш земляк в запасной полк, отдельный миномётный батальон. 7 ноября воинская часть находилась около Москвы. В начале наступления у стен столицы их отдельный миномётный батальон влили в состав 20 полка 39 стрелковой дивизии сибиряков. С боями двигались в смоленском направлении. Стояли сильнейшие морозы. Снега было много. Даже сибиряки, которые пришли тогда на помощь оборонявшим от врага столицу, удивлялись.

 Потом Алексей Фролович вспоминал: «Немцев мы отогнали километров на сто, и началась позиционная война, с переменным успехом. Трудно было. Нехватка продовольствия, боеприпасов. Не раз ходили в рукопашную».

 В одном из боёв А. Ф. Покрепа был ранен. Случилось это 17 февраля 1942 г. Ротный послал трёх бойцов за минами. Боезапас находился в бричке, метрах в ста от батареи, в лесу. Первая «ходка» прошла без проблем, а во второй раз приползли к бричке, а там, у телеги, уже немцы. Завязался бой. Ранение в ногу. Приклад винтовки раздробило пулей… Очнулся Алексей уже в телеге. Земляк из Александровки Волбенко Павел был в том скоротечном бою убит. Немец спросил Алексея по-русски: «Стрелял? Русс герой…».

 Так начались для красноармейца Покрепы мучительные и долгие дни мытарств военнопленного. Пленных погнали на запад, в сторону Витебска (Белоруссия). Спасибо земляку из Ершовки (это село тогда относилось к Лемешкинскому району) Наместникову Григорию, который помогал раненому Алексею. С благодарностью вспоминал потом Покрепа А. о совет-ском враче Вишневском, который в жутких условиях плена оказывал солдатам медицинскую помощь. Немец оставил Алексею вещмешок с махоркой. Врач посоветовал её приберечь. Мол, пригодится ещё. Так и вышло. Тайком некурящий Покрепа менял махорку у местных жителей на самогон, которым врач обрабатывал раны. Гражданские, под страхом смерти, подкармливали наших бойцов. Несмотря на тяжёлые условия (раненых отделили в одной из деревушек и разместили в бывшем коровнике), к апрелю 1942 года Алексей уже, опираясь на палку, становился на раненую ногу. Врач Вишневский организовал побег военнопленных. Алексея предупредили, что его взять не могут. Слаб ещё. Но врач передал Алексею ценную информацию: назвал имя возможного провокатора. После войны Алексей Фролович, бывало, услышит по радио или телевидению фамилию знаменитого доктора Вишневского и скажет обязательно: «Не мой ли это спаситель?».

 Выздоравливающих пленных отправили в рабочий лагерь под Витебск, а в начале 1943 г. переправили под Варшаву. Там Алексей пробыл до начала 1944 г. Потом перевезли в Германию, лагерь около деревни Цигенгальц. С приближением фронта пешим строем пленных погнали («как скотину», вспоминал Алексей Фролович) в Австрию. Во всех лагерях пленные были заняты на тяжёлых погрузочно-разгрузочных работах…

 Анастасия Егоровна получила от мужа всего два письма с фронта. Долгих три с лишним года плена были тяжким временем полной неизвестности о судьбе мужа. А его и других товарищей по несчастью 3 мая 1945 года освободили американские войска. С 3 мая по 26 июня 1945 г. американская агентура работала с красноармейцами и предлагала уехать в Австралию. Приносили советские газеты. Убеждали, что все пленные в Советском Союзе считаются изменниками Родины. Их ждёт суд, а затем на десять лет – Соловки или Сибирь. Агитировали каждого, индивидуально.

 Поясним читателю ситуацию, которая складывалась тогда в советском общественном мнении. Действительно, долгое время в нашей стране формировалось отрицательное отношение к пленённым красноармейцам. Многие, на самом деле, воевали до последней капли крови, предпочитали геройскую смерть позорному плену. История войны знает массу примеров, когда красноармейцы берегли на всякий случай для себя патрон, подрывали себя вместе с немцами припасённой гранатой. Но ведь ситуации, в которые попадали бойцы при ранении и контузии, были очень разные. Красноармеец мог попасть в плен в бессознательном состоянии, безоружный, обездвиженный, когда никакого сопротивления врагу он оказать не мог.

 Страхи, которые насаждались тогда вокруг этой нелёгкой проблемы и тиражируются порой нынче, не всегда имели и имеют под собой объективную почву. Да, все военнопленные красноармейцы проходили после освобождения фильтрационные лагеря. Со всеми, кто попадал в советскую зону оккупации, работники «Смерш» (советской контрразведки, сложносокращённое слово от словосочетания «смерть шпионам»), НКВД, политорганов вели работу: беседы, допросы и т. д. Важно было не допустить, чтобы вместе с освобож- дёнными из плена людьми на советскую землю попали снова враги: провокаторы, шпионы, вредители. Солдат, которые были вне подозрения, не запятнали себя в плену связями с фашистами, отправляли снова в Красную Армию.

 В. Ф. Покрепа в мае-июне 1945 года должен был принять ответственное решение. Потом он говорил сыну: «Агитировали американцы и меня. Но я решил: лучше я отсижу 10 лет, но поеду на Родину». Алексей остался советским патриотом. 26 июня 1945 г. А. Ф. Покрепа был передан советским войскам и около двух месяцев пробыл в проверочно-фильтрационном лагере НКВД 307. По мнению Алексея Фроловича, простым солдатам, как он, пережить это время, «пройти фильтр», было легче, чем попавшим в плен советским офицерам.

 После прохождения проверки Покрепе А. Ф. выдали трофейную винтовку и отправили в 57 отдельный армейский батальон, где он прослужил до 7 ноября 1945 г. Солдаты разбирали завалы, участвовали в восстановлении заводов, фабрик, метро, в разминировании.

 Домой солдат вернулся в конце 1945 года. В Красной Армии А. Ф. Покрепа служил с 10 сентября 1941 г. по 17 февраля 1942 г. и с августа по ноябрь 1945 г. Пять месяцев дрался с врагом на важнейшем участке советского фронта, участвовал в обороне столицы и первом наступлении Красной Армии. Оно поставило под Москвой крест на планах Гитлера о молниеносной войне с Советским Союзом.

 Потом из-за ранения Покрепа А. Ф. попал в плен и долгие три года переживал испытания чужбиной. И всё же снова вернулся в ряды Красной Армии. Есть! Есть частица вклада этого славного человека в общее дело Победы над фашизмом!

***

 В селе нужно было пережить новые испытания, которые принесла война: разруху и голод. Анастасия Егоровна работала в колхозе дояркой. Вернулся в колхоз и Алексей Фролович.

 Но недоверие к бывшим военнопленным красноармейцам, видимо, ещё не угасло. 12 апреля 1948 г. оперуполномоченный Лемешкинского отдела министерства госбезопасности (МГБ) допросил Покрепу А. Ф. на предмет обстоятельств пленения. Никаких отрицательных последствий этот допрос в судьбе колхозника не имел. Общество и государство пришло к пониманию объективных ситуаций пленения большинства солдат, при которых нельзя говорить об измене Родине.

 Знаменательную точку в этом больном для многих вопросе поставил великий Шолохов своим рассказом «Судьба человека» (1956 год). Затем был создан талантливый фильм по этому рассказу. В главной роли Андрея Соколова снялся выдающийся артист Сергей Бондарчук. Эти два события означали положительный перелом в общественном сознании и позиции властей ко многим военнопленным красноармейцам.

***

 Доярка Покрепа А. Е., славная труженица тыла, советская патриотка-колхозница, добрая мать и верная жена, была награждена, как и многие другие женщины, медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В 1985 г. ей была вручена медаль «40 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1975 гг.», в 1995 г. – медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне».

 Передовой колхозник, ударник коммунистического труда Покрепа А. Ф. как ветеран войны был награждён юбилейными медалями к 20-летию, 30-летию, 40-летию Победы, а также к 50-летию, 60-летию, 70-летию Вооружённых Сил СССР. К 25-летию Победы рядовой Покрепа А. Ф. за доблесть и отвагу в годы войны был отмечен министром обороны СССР А. Гречко нагрудным знаком «25 лет Победы в Великой Отечественной войне». За особые заслуги в труде Покрепа А. Ф. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 марта 1966 г. был награждён орденом Трудового Красного знамени (№ 434980), а 31 октября 1977 г. заслуженный колхозник был награждён медалью «Ветеран труда».

 Сын, Покрепа В. А., бережно хранит награды родителей. Семья не только героически выдержала суровые испытания военного лихолетья, но и в послевоенный период показала пример доблестного труда. Анастасия Егоровна (1912 – 1998 гг.) и Алексей Фролович (1911 — 1989 гг.) прожили вместе 59 лет. Прожили достойно. Как говорится, в трудах праведных. Вырастили детей и внуков. В биографии их семьи уложились целые исторические эпохи страны, войны и революции, трагедии и подвиги, радости и печали, годы и десятилетия. Думаю, что советская семья, выстоявшая в то сложное время, выдержавшая все испытания тяжкой, но героической военной поры, была тоже одним из источников великой Победы над фашизмом.

В. Гончаров.

 Искренне благодарю Покрепу Владимира Алексеевича (с. Лемешкино) за возможность ознакомиться с рукописью об истории семьи, семейными реликвиями и архивом.

37