Меню
16+

Общественно-политическая газета «Трибуна»

13.08.2020 07:38 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 91 от 13.08.2020 г.

Возвращаясь к напечатанному-2

Автор: Н.Стебловский.

 Телефонный звонок был вполне ожидаем. После серии публикаций на медицинскую тему в связи с юбилеем ЦРБ и профессиональным праздником медиков в адрес редакции следовало много сходных вопросов «Почему не названа фамилия того, другого, третьего врача или той–другой медсестры?».

 Ответная публикация («Возвращаясь к напечатанному») на эту тему прошла. В ней сказано, что фамилии всех действующих докторов и сестер отмечались хотя бы в одном из тех газетных материалов с учетом снимков, где также имел место большой перечень бывших медработников, включая ушедших из жизни. Сказать о всех без исключения возможности не было и по причине отсутствия такого источника информации, и, главное, в силу штатной многочисленности медиков. А это даже не десятки–сотни человек.

 Между тем, обозначенный телефонный разговор оказался и позитивный, и конструктивный.  Позвонившая А. П. Пидунова вкратце поделилась воспоминаниями о том, как они, медсестры и нянечки старой больницы, в свободное от работы время помогали при строительстве новой ЦРБ, подготовке ее к открытию. Но воспоминания Анны Петровны охватывали и более ранний период работы райбольницы, начиная с середины 50х годов, то есть в близкопослевоенное время. Страна тогда ещё не отошла от страшноразрушительных последствий войны. Не хватало много чего, а в первую очередь людей, кадров. Это касалось и местного здравоохранения, к которому А. П. Пидунова имела непосредственное отношение.

 Кстати сказать, Анна Петровна сегодня, пожалуй, единственная в районе здравствующая медичка того поколения, захватившего войну пусть и в детском возрасте. 2 сентября ей исполнится 90 лет. Правда, это паспортная дата. На самом деле она рождена 14 октября, что не имеет существенного значения. Важно осознание факта живущего рядом с нами человека – очевидца событий уже относительно давней истории, касаемой медицины нашего района. И было бы неразумно упустить шанс непосредственного общения с ветераном руднянского здравоохранения, чья биография вызывает интерес как вообще, так и своей семейной причастностью к медицине.

 В год юбилея ЦРБ это не лишний повод продолжить данную тему разговора в публичном пространстве. Тем более, что на неё наслаивается другая юбилейная тема – 75летия Победы, которая вполне вписывается в рассказ о А. П. Пидуновой.

 Её папа П. Я. Обраменко, 1907 года рождения, значился в первых рядах ильменской молодёжи, застрельщиком в комсомольских делах. Поэтому охотно отправился на строительство Сталинградского Тракторного завода. Помимо комсомольского порыва имелся и материальный интерес: у родителей 8 детей, он старший, значит первый после отца кормилец. В Сталинграде Петр Яковлевич образовал свою семью с односельчанкой Дашей Плющенко. К началу войны у них было уже четверо детей.

 Когда ожидания быстрой победы над захватчиком обернулось его масштабным наступлением, оккупацией все новых наших территорий, было решено переехать всем, кроме главы семейства, в Ильмень. И от фронта подальше, и родные рядом. Ну а Петру Яковлевичу предстоял ратный путь. Он уже дважды получал повестку на воинский призыв с последующей отсрочкой, видимо, из-за востребованности на заводе (к тому времени работал на Судоверфи). Перед вручением третьей повестки Пётр Яковлевич успел доставить семью на речной вокзал, расставшись с ней надолго.

 На пристани Дарья Ивановна просидела с детьми в ожидании теплохода почти трое суток. Детали того пребывания Анна Петровна запомнила навсегда. Шёл октябрь сорок первого. Ей уже 11 лет. Старшему брату 13, младшему 6, а сестренке 1,5 года. Было холодно. Более всего переживали за младшенькую. Её, укутанную одеялом, Аня бессменно держала на руках.

 За билетами дикая давка. У единственной кассы насмерть затоптали женщину (эта ужасная картина долго будет всплывать перед глазами). Маме повезло купить билеты. Но они не играли никакой роли во время погрузки на причаливший теплоход. Люди бесформенной толпой полезли на него очертя голову. Многие оказались в воде. Семье Обраменко и здесь повезло попасть на судно на законном основании.

 До Камышина плыли долго. Также было холодно, хотелось есть. Без времени повзрослевшую Аню удивляло поведение сестренки. Она будто понимала положение дел, беззвучно, неподвижно переносила совместное испытание затянувшейся дорогой.

 Камышин – лишь полпути до Ильменя. Впереди непредсказуемость. Как все сложится дальше? Сначала надо добраться до железнодорожного вокзала. От пристани шёл многоступенчатый подъем с промежуточными площадками. На них отдыхали. Шли то не с пустыми руками. У Ани самая дорогая ноша, к ней самое бережное отношение. А тут ступеньки, полностью покрытые льдом. В любой момент можно подскользнуться, ненароком уронить сестренку, самой с ней слететь вниз, что и происходило с другими людьми.

 Уставшие, обессиленные добрались они до железнодорожного вокзала. А там столпотворение. Мама оставила детей одних и пошла договариваться с проводниками. И ей это удалось. Как? У Анны Петровны одно объяснение: господь не оставил в беде. Проводница согласилась взять только детей. Мама попросила её проследить, чтобы они не проехали свою остановку. Осталось загадкой, каким образом маме удалось самой приехать на том же поезде, который был просто «атакован» массой потенциальных пассажиров. Слава Богу, все добрались до маминого отчего дома, где им были бесконечно рады.

 Вовремя уехавшие из Сталинграда от приближавшейся к нему войны, вчерашние горожане воочию увидели её, столкнулись с ней в довольно глубоко тыловом селе, когда ночью с 1 на 2 сентября 1942 года вражеский самолет разбомбил находившийся на ильменском разъезде эшелон с ранеными. Анна Петровна также навсегда запомнила ту трагическую ночь.

 Впрочем, не только она. Всё село тогда разбудили разрывы бомб, пулеметные очереди, рёв бомбардировщика. Он летал кругами над селом, но бомбил только стоящие на путях вагоны, расстреливал бегущих из них людей. Ночь была темной, видимость никакая, но с самолета сбрасывали что-то освещающее все вокруг. И летчикам хорошо просматривалась цель из живых людей.

 А с утра также все село было задействовано в спасении оставшихся в живых, в транспортировке их и убитых, количество которых поражало мирных селян, особенно детей: 86 человек, среди них женщина с ребёнком. Может быть, именно та картина невыносимого людского страдания навеяла юной Ане желание выбрать профессию милосердных. Да и не только ей.

 После ильменской семилетки в Камышинское фельдшерско-акушерское училище также по шли учиться Е. А. Гатыжская и А. С. Обраменко (с однофамильцем Алексеем Обраменко Аня сидела за одним столом).

 После училища Анна Петровна успела поработать в Ильмене всего 7 месяцев и … стала Пидуновой, выйдя замуж за односельчанина Алексея Ивановича. На тот момент он был военный, служил на Западной Украине. Туда и увез молодую жену. Там как раз родился первый сын Володя. Взрослые руднянцы, безусловно, помнят этого прекрасного врача–невропатолога и замечательного человека.

 На малую родину супруги Пидуновы вернулись через три года. Алексей Иванович с военной специальности переквалифицировался на гражданскую. А Анна Петровна в январе 1956 года начала работать медсестрой в Детском противотуберкулезном санатории. Потом на его месте образовали железнодорожный детсад и она перешла в райбольницу.

 Главным врачом тогда был С. Г. Подоплелов. И при нем начал работать В. Г. Сургучев. Но вскоре его перевели в Камышин. Когда Подоплелов уехал из Рудни, на смену назначили В. К. Дергачева. В 1965 году Василий Кузьмич в довольно молодом возрасте умер. Тогда и вернулся в райбольницу Виктор Григорьевич уже в качестве главного врача, а по совместительству – хирурга.

 В те годы при малом штате медсестер работа у них была очень напряженная. Достаточно сказать, что все отделения больницы (а это мужские и женские палаты хирургии, терапии, нервного, туберкулезного, детского, инфекционного отделений и гинекологии) ночью обслуживала только одна дежурная сестра, в чью обязанность входили не только уколы пациентам в назначенный час. При этом в отдельном корпусе находилось туберкулезное и детское отделение, и в отдельном инфекционное. Трудно представить, как можно справиться с такой нагрузкой. Анна Петровна живой свидетель тому. Со временем, конечно, штат пополнялся.

 При главвраче Дергачеве в райбольнице открылось отделение скорой помощи. Сначала был только дневной режим работы с одним штатным фельдшером – А. П. Пидуновой. Позже пришло пополнение в лице Е. Н. Субботиной, А. М. Полтавской, Т. П. Галишниковой. Из того времени Анна Петровна помнит ситуацию, когда её профессиональные знания спасли жизнь человеку.

 Вкратце. В Рудню приехал погостить подполковник Кучеренко. Остановился у родного брата, который вскоре занемог: появилась боль в животе. На вызов пришла фельдшер Пидунова.

 Осмотрев больного, предположила прободную язву желудка, при которой требуется срочная госпитализация. Брат, не теряя времени, на тележке привез страдальца в больницу. Операцию сделал В. Г. Сургучев. Вовремя. Действительно была прободная язва. Не определи её, поставь другой, успокоительный диагноз (мало ли отчего у нас болят животы), фельдшер могла бы тем самым приговорить больного.

 В скорой помощи А. П. Пидунова проработала 7 лет. Когда и сын Виталий стал учиться на врача, расходы увеличились. Анна Петровна попросила перевести её в туберкулезное отделение, где зарплата медсестер, персонала превышала обычную. Виктор Григорьевич пошел навстречу.

 В туберкулезном отделении Пидунова отработала почти 19 лет, из них три с половиной года будучи на пенсии. А первый год выпал как раз на открытие больницы в 1970 году. Как уже было сказано, медперсонал принимал участие в её строительстве, начиная с того момента, когда на месте больничного комплекса находился еще лесной пустырь, заросший кустарниками.

 Главврач тогда обратился к подчиненным с просьбой по возможности оказывать посильную помощь. Речь не шла о непосредственном строительстве.

 Хватало вспомогательной работы: загружать машины вырубленным лесоматериалом, копать или закапывать траншеи, отмывать полы, стены, окна от строительных загрязнений, на водить порядок в будущих палатах, прочих помещениях. Была неофициальная условная установка отработать в свободное время 4 часа в неделю. Никто не контролировал, но никто и не отказывался. Был самоконтроль. Все горели желанием побыстрее перейти из тесной, давно не современной больницы в новую, светлую, просторную, комфортабельную.

 Настоящим праздником стало открытие сегодняшней ЦРБ. То было событие поистине областного масштаба. И именно в этом масштабе Руднянская больница многие годы и по многим показателям находилась в числе лучших. Жаль только, живых носителей той славной истории остается все меньше. А лица тех, кто остался в прошлом, до нас доносят лишь фотографии.

 Данный снимок уже использовался в «Трибуне» к Дню медицинского работника. На нем представлены и действующие тогда врачи с медсестрами, и ветераны. Они, как выяснилось из общения с А. П. Пидуновой, были приглашены специально.

 Фотографию организовало руководство областного здравоохранения для своего ведомственного музея, и важно было запечатлеть на одном кадре медработников разных поколений.

 В первую, июньскую, публикацию не ставилась задача пофамильного представления героев снимка. Да редакция и не располагала такой осведомленностью. Теперь Анна Петровна называет всех медиков-ветеранов, расположившихся во втором ряду. Слева направо (стоит) Е. А. Молчанова, (сидят) А. Шевченко, А. П. Пидунова, рядом с Анной Петровной работающая на тот момент санитарка, фамилия забыта, далее Д. И. Глушкова (санитарка), А. Ванькова (лаборант), М. А. Мандрыкина (фронтовичка), П. П. Мухина (участница Сталинградской битвы), Т. М. Рыбянец, М. С. Алясина, У. С. Гунькина (врач-окулист), М. К. Омельченко, Е. И. Гатыжская, Е. Н. Субботина, Р. М. Чумакова (стоит). И кстати добавить, стоящий в третьем ряду В. Г. Сургучев был уже в статусе пенсионера.

12