Меню
16+

Общественно-политическая газета «Трибуна»

26.06.2018 08:24 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 72 от 26.06.2018 г.

Откуда железо? Из Рудни, вестимо...

  Это замечательно, когда люди проявляют живой интерес к краеведению. При этом многие активно участвуют в сборе материала об историческом прошлом малой родины.

  Такие крупицы новых знаний, достоверной информации о былом пополняют наш познавательный багаж, широко используются в музеях, школах, библиотеках, исследуются и обобщаются в научном мире.

  Нам, авторам данного очерка, в этом отношении везёт: люди пишут, звонят, приносят свои записи и семейные реликвии (письма, дневники, мемуары), критикуют, спорят и подсказывают. Мы благодарны всем неравнодушным жителям Рудни и района за содействие в наших краеведческих поисках. Очень хочется, чтобы история руднянской земли была более полной. Хотя мы понимаем, что тема эта неисчерпаема и чем больше будет желающих писать о родном крае, тем лучше...

  Осенью 2017 года глава Руднянского городского поселения В. А. Полищук передал нам подборку материалов о железоделательном заводе в наших краях. Похоже, немало было трудов положено, чтобы «выудить» такую приличную информацию на «бескрайних полях интернета», с которым, как известно, Виктор Александрович «на ты». Мы с благодарностью приняли этот материал для изучения и использования при подготовке краеведческого очерка. О заводе мы уже писали в книге «Уголок глубинки сельской». Продолжим эту тему, используя дополнительные сведения.

Известен в Петербурге

  Основным источником информации о железоделательном заводе в окрестностях Рудни являются документы Берг-коллегии Российской империи. Заметим, что Берг-коллегия (от немецкого слова «бёрг-гора» и «коллегия»- центральный орган по руководству горнозаводской промышленностью Российской империи) в 1719-1807 гг. (с перерывами) управляла казенными заводами и рудниками, контролировала частные горные рудники и металлургические предприятия.

  Именно таким (частным предприятием) и был железоделательный завод у Рудни. В документах Берг-коллегии за 1753 г. сохранилось прошение заводчика Терсинского (именно такое название чаще всего используется в архивных записях) железного завода Морозова: «О распечатании и отдаче ему отписных, при оном заводе, пожитков». В 1760 г. зафиксировано решение коллегии «По прошению детей заводчика Терсинского железного завода Морозова о высылке со оного завода малороссиян на прежние жилища». Так называли тогда выходцев из Украины.

  В 1762 г. Берг-коллегией рассмотрен вопрос «О Терсинском железном заводе Морозова в Астраханской губернии». Предполагаем, что уже тогда стоял вопрос о ликвидации завода. Об этом косвенно свидетельствует информация 1764 года «По челобитью заводчика Колесова о невзыскании с него по Терсинскому заводу десятины (т. е. налога — прим. наше) и об отдаче оной обратно по 4-летнему увольнению и об уничтожении оного завода за малоимением и худобою руд».

  Выскажем свое замечание по поводу отнесения нынешней территории Руднянского района к Астраханской губернии. Речь идет о периоде, когда в России было чуть более десятка огромных губерний. Саратовская губерния возникла значительно позже, в конце XVIII века. Мы еще вернемся к этому вопросу.

  Заметим также, что в 1764 году в «Санкт-Петербургских ведомостях», первой российской газете, издаваемой еще при Петре I, напечатано частное сообщение об аренде Терсинского железного завода в Царицинском уезде (еще одна новость — прим. наше) Астраханской губернии. Ближайшие географические объекты: река Медведица и река Терса. Названы персонами, относящимися к аренде завода: Морозова Анна Петровна, жена купца И. Морозова; Морозов Иван, белгородский купец.

  Таким образом, мы имеем документальное подтверждение наличия в наших краях железного (железоделательного) завода, который назывался: «Терсинский», по реке, у которой предприятие находилось. Но точное место нахождения завода не указано.

Учёные о заводе

  Кандидату технических наук А. А. Грибанову принадлежит труд «Горные заводы России. 18 век». В нем перечислены 17 металлургических предприятий. Числится в перечне и Терсинский завод, указаны и другие наименования: Терсинский и Тершинский. Выпускаемый металл — железо. Год пуска завода — 1750 г. Владельцы: И. И. Морозов, П. Ф. Кольцов, И. Григорьев. Адрес предприятия назван следующий: «Воронежская губерния, устье реки Терса на р. Медведица (Дон)». Выходит, что наш «околоток» побывал и в Воронежской губернии. Возможно, такие «перелеты» (из Астраханской в Воронежскую губернии) связаны с тем, что, как писал один исследователь, «территории губерний были огромны, а границы аморфны и в XVIII веке часто менялись». Отметим, что в архивном «адресе» завода не указаны никакие населенные пункты вблизи предприятия: ни Рудни, ни Терсинки... Хотя заметим, что А. Н. Минх писал о том, что руду добывали «на левом берегу Терсы», т. е. на руднянской стороне.

  Ценные сведения имеются в документальной биографической повести «Отец» Леонида Лосева.

  12 сентября 1962 года в газете «Волгоградская правда» отец Л. Лосева опубликовал статью «По следам двух столетий». Он обратил внимание на тот факт, что в Красноярском, Ждановском (Котовском — прим. наше), Камышинском районах области вскрыт десятиметровый пласт железной руды, близкой по качеству к керченской. Три десятка скважин, пробуренных на маленьком участке, выявили около одного миллиарда тонн железной руды. Она залегает в 30 километрах от Рудни на северо-восток. В этой статье выдвинута версия, что «слобода Рудня, именовалась раньше Успенской слободой, получила новое название вследствие того, что в районе этого села на берегу Терсы существовал чугунолитейный завод. Однако к 1900 г. никаких признаков завода не сохранилось». Об этом, кстати, свидетельствовал и А. Н. Минх.

  Лосев пишет, что, используя данные разных учреждений — библиотеки им. Ленина, Центрального государственного исторического архива, Института истории естествознания и техники — можно утверждать, что, действительно, в районе с. Рудня существовал железоделательный завод, на котором работало около 200 человек (крупное по тем временам предприятие — прим. наше). Лосев пишет, что завод основан в 1742 году (расхождение с данными Грибанова — прим. наше) белгородскими купцами Морозовыми.

  По мнению автора, «исторические документы говорят, что в нашей области был металлургический завод, который просуществовал с 1742 г. по 1861 г., т. е. более ста лет. Из материалов Берг-коллегии явствует, что в 1740 г. «компанейщики» И. Морозов, П. Кольцов, И. Григорьев отправили в коллегию образцы железных руд, найденных между реками Иловлей и Медведицей. Пробирные ученики Берг-коллегии получили до 48 фунтов (около 25 кг — прим. наше) чугуна из одного центнера (100 кг — примечание наше) руд. Терсин-ский завод начал свою работу, вероятно, не без субсидии Берг-коллегии. Рудники завода располагались в 25-30 км от него». Автор ставит вопрос о необходимости дальнейшего исследования волгоградских железных руд и их использования, считает руды качественными, чему свидетельствовала работа в течение столетия «Терсинского доменного завода».

  В 2008 году Леонид Смелов издал книгу «Камышин. Из века в век». В ней, со ссылкой на А. Л. Лосева и С. А. Свидзинского, указано, что камышинский железорудный бассейн занимает северную часть Иловлино-Медведицкого междуречья, он был базой Терсинского железоделательного завода. Смелов (на основе архивных данных, книг Н. Павленко «История металлургии в России в XVIII в.» и А. Зворыкина «Открытие и начало разработки угольных месторождений в России») пишет: «... в 1740 г. царицынским комендантом П. Ф. Кольцовым, секретарём И. Григоровым и белгородским купцом И. И. Морозовым был заключен контракт, гласивший, что «компаньоны имеют охоту к поискам подземных сокровищ». В фонде Берг-коллегии есть донесения «компанейщиков» об обнаружении в том же году железных руд, распространенных между реками Иловлей и Медведицей. В этих же материалах находятся рапорты пробирных учеников Берг-коллегии о получении из одного центнера этих руд до 48 фунтов чугуна. Словом, компанейщики нашли то, к чему «имели охоту». В 1750 г. усилиями Морозова (вероятно, с помощью Берг-коллегии) в Успенской слободе (позже Рудня Камышинская, ныне Рудня) на реке Терсе был построен железоделательный завод. Его трудовой век был короток: завод проработал с большими перерывами в течение восьми лет (1750-1758 гг.), после чего вдова Морозова остановила предприятие, сославшись на отсутствие мастеров...».

  Смелов отмечает, что железорудная история имела продолжение в XX веке. Комплексная геологическая экспедиция в 1960-1962 гг. пришла к выводу: перспективные запасы железной руды в районе Иловлинско-Медведецких дислокаций оцениваются количеством около 10 млрд тонн железных руд со средним содержанием железа 25 %. Запасы можно считать очень крупными, вполне достаточными для обеспечения организации доменного производства (8-10 млн тонн чугуна в год) в течение амортизационного срока не менее 50-70 лет.

  Что имеем в итоге

  Перед нами прекрасная доказательная база о существовании в окрестностях Рудни в XVIII-ХIХ вв. железоделательного производства (завода). Таким образом, наша округа, население, деловые люди того далекого времени были причастны к великому проекту создания в России, остро нуждающейся в металле, уникальной металлургической базы на юге европейской части империи. Это делает честь нашим предкам!

  Авторы исследований расходятся во мнении о сроках работы Терсинского завода. Самый короткий период определяет Л. Смелов: с 1750 г. по 1758 г. Документы Берг-коллегии свидетельствуют о том, что завод работал с 1750 г. по 1861 г. Замечание Смелова о том, что купчиха Морозова в 1758 г. «остановила предприятие», на наш взгляд, совсем не означает его полного закрытия и ликвидации. Косвенным доказательством служит также зафиксированный факт усиленных хлопот помещика Шахматова о возвращении крестьян, бежавших из Сарапульского уезда и «поступивших на Терсинский железный завод в 1760 году».

  Ни в одном из материалов не говорится о точном месте нахождения завода. Отсутствие в названии завода указания на Рудню (есть указания только на реку — Терсинский) свидетельствует, на наш взгляд, о том, что балка Завод-ская, которая находится ближе к селу Терсинка, могла быть местом нахождения Терсинского железоделательного завода. Хотя, впрочем, около Терсинки был и завод по добыче мела («крейдяный завод»), и винокуренный завод («винокурня»).

  Штрихи в дополнение

  Теперь наши комментарии о топониме «Рудня» и статусе этого населенного пункта. Из предложенных материалов получается, что слободу Успенскую переименовали в Рудню из-за наличия поблизости завода. Но завод не рудник. И привозную руду на подводах могли доставлять не через Успенскую — Рудню, а ближним маршрутом: через слободу Красный Яр, бродом, к устью Терсы. Выходит, что руда в Успенскую слободу даже транзитом не попадала. Через слободу Успенскую — Рудню могли вывозить готовую продукцию: металл, железо, чугун. По этому признаку у слободы могло бы появиться новое название, но не с корнем «руд-»... С ним в России, Украине, Белоруссии очень много географических названий, топонимов. Его смысловое значение очень многообразно: красный, рыжий (рудый), кровь (руда), река, вода, полезное ископаемое — руда. Какое из этих значений легло в основу названия нашего посёлка, теперь сказать трудно. Из этой смысловой многозначности (полисемии) — обилие версий о происхождении (этимологии) топонима «Рудня»: от воды, реки — до ржавых (рыжих, рудых) пятен на воде, реке, болоте от перенасыщения железом и якобы добычи железной руды в самой Рудне. Предание гласит, что огромная яма за нынешним зданием суда — это и есть место добычи железной руды, хотя такое мнение никем из представленных авторов не подтверждается. Но ведь известно, как долга память, заложенная в легендах и преданиях.

  Научные споры о происхождении топонима будут продолжаться еще долго.

  Кроме того, заметим, что менялись не только названия слободы, но и его статус:

  — слобода Успенская, конец XVII в. — первая половина XVIII века;

  — слобода Рудня Камышинская (уточнение «Камышинская» потребовалось в связи со множеством подобных топонимов в империи) — со второй половины XVIII века, со времени открытия железоделательного завода; слободской статус историческое напоминание о первопоселенцах — выходцах («сходцах») из Слободской Украины (левобережья Днепра); кстати, в 1765 г. в тех местах создана Екатериной II Слободско-Украинская губерния с центром в Харькове; — слобода Рудня (уточнение «Камышинская» не используется, А. Н. Минх об этом и не упоминает), с 1861 г. — центр Руднянской волости;

  — слобода Рудня — центр Руднянского района с 1928 г.;

  — село Рудня, впервые в документах обозначен сельский статус в 1936 г.; сельсовет — орган власти с 1918 г.;

  — поселок Рудня (рабочий поселок — р/п; поселок городского типа — пгт) — 1959 г., орган власти — поссовет (поселковый совет).

  Не меньший интерес представляет вопрос об административно-территориальном делении в Российской империи XVIII века. В этой связи обратимся к информации авторов, ранее представленных в очерке, о территориальной принадлежности слободы Успенской-Рудни и ее окрестностей к тому или иному региону.

  Первым из них упоминается в архивах Астраханская губерния. Но заметим, что она была образована Указом Петра I 22 ноября 1717 года, а до этого, с 1708 года, ее территория входила в состав громадной Казанской губернии. Значит, и наша округа была с 1708 по 1717 гг. «казанской». Да и Астраханская губерния поражает своими размерами: в нее входили города Самара, Саратов, Гурьев (на Яике-Урале), Симбирск (ныне Ульяновск), Царицын (ныне Волгоград), Дмитриевск (ныне Камышин) и др. Документы Берг-коллегии свидетельствуют о том, что в середине XVIII века, на момент открытия железоделательного завода, окрестная местность относилась к Царицынскому уезду Астраханской области. Саратовской губернии и Камышинского уезда еще не было.

  Напоминаем любознательному читателю, что до 1708 г. Россия делилась на уезды. Нынешняя руднянская территория, по всей видимости, относилась в ХVI-XVII и в начале XVIII веков к Шацкому уезду. Отнесение А. А. Грибановым Терсинского железоделательного завода («устье реки Терса на р. Медведица (Дон)») к Воронежской губернии связано с тем, что в момент образования Воронежской губернии (1725 г., из состава Азовской губернии) в ее состав входили 5 провинций: Бахмутская, Воронежская, Елецкая, Тамбовская и Шацкая. Шацкая провинция (провинции — административно-территориальные единицы в России в 1719-1775 гг. в составе губернии, делились на доли и дистрикты) была создана, видимо, из Шацкого уезда, куда и входила территория от юга рязанских земель до среднего течения Медведицы, в т. ч. бассейны рек Елань, Щелкан, Терса, значит, и населенные пункты по ним, включая слободу Успенскую-Рудню.

  По нашим наблюдениям, XVIII век — это время в России чрезвычайно частой «кройки» границ и территорий регионов. Центр, имперская власть настойчиво искали наиболее рациональные варианты деления государства на I губернии, провинции, наместничества, уезды, волости для улучшения управления обширными землями и людскими ресурсами на громадных российских просторах.

  Саратов, например, бывший с 1708 г. в Казанской губернии, в 1717 г. отнесен в состав Астраханской губернии, а в 1720 г. возвращен в состав Казанской губернии. В 1739 г. город Саратов (и, по всей вероятности, окрестные земли) возвращен в Астраханскую губернию. Такие частые «переброски» обширных территорий создают нам, современным исследователям и краеведам, серьезные трудности, когда мы пытаемся точно определить территориально-административный статус нашей местности в те далекие времена. Сейчас родные края частенько называют глубинкой, а тогда Саратов считался непролазной глухоманью. Читатель наверняка помнит реплику Фамусова из комедии Грибоедова «Горе от ума»: «В деревню, в глушь, в Саратов!». Кидали эту «глушь» из края в край неоднократно. Не знали, куда ее правильнее «пристроить».

  Видимо, Рудня, Лемешкино, Лопуховка, Матышево «осели» в Саратовском регионе, уйдя из Казанской, Астраханской, Воронежской и даже позднее — из Пензен-ской губерний, только с 11 января 1780 года, когда был издан указ Екатерины II об учреждении Саратовского поместничества из северных уездов Астраханской губернии.

  Правда, в 1796 году Павел I упразднил 8 наместничеств из 41, созданного Екатериной II, в т. ч. Саратовское наместничество, его уезды были распределены между Пензенской и Астраханской губерниями. Похоже, положение города Саратова было незавидным, весьма шатким, раз его так часто перемещали из региона в регион.

  Но! Не прошло и трех месяцев, как 5 марта 1797 г. император Павел переименовал Пензенскую губернию в Саратовскую и губернским центром назначил город Саратов. Камышинский уезд был образован в 1780 г. в составе Саратовского наместничества. Видимо, в этот период Рудня и окрестности перешли из Царицынского уезда Астраханской губернии в новый регион. Количество волостей в уезде к 1913 г. составляло 28, в т. ч. Лопуховская, Лемешкинская, Руднянская волости. Митякинская и Ильменская волости до 1913 г. упразднены. Выходит, и эти села какой-то период были центрами волостей. Матышевская и Судаченская волости были в составе Аткарского уезда Саратовской губернии.

  Только в 1919 г., в период Гражданской войны в России, Камышинский и Царицынский уезды передавались из Саратовской губернии в новую — Царицынскую губернию.

  В советское время (с 1917 г.) «перекройка» регионов продолжалась. В Поволжье она была связана с созданием Коммуны — республики немцев Поволжья, образованием объединенной Нижневолжской области (края), а затем Сталинградского края. Конституция СССР 1936 г. зафиксировала наш регион под названием «Сталинградская область». В 1954-1957 гг. 14 районов (в том числе Руднянский и Лемешкинский) из Сталинградской области передавались в «экспериментальную» — Балашовскую область, которую ликвидировали в 1957 г.... Мы вернулись в «родные пенаты» — Сталинградскую область.

***

  Так мы попытались ответить на вопросы читателей, которые могли возникнуть при чтении некоторых эпизодов, имеющихся в архивах и текстах статей названных авторов. Думается, что все эти комментарии в тему, все в дело, потому что постоянно хочется знать больше о малой родине, открывать новые страницы ее прошлого бытия, чтобы больше любить и сильнее беречь то, что оставлено нам в наследие великими предками-земляками: воинами и хлеборобами, рудокопами и металлургами...

В. В. Синельникова, В. А. Гончаров.

23