Меню
16+

Общественно-политическая газета «Трибуна»

20.03.2022 07:40 Воскресенье
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 29 от 19.03.2022 г.

Наша родословная

1. ПОМНИ ФАМИЛЬНОЕ ИМЯ СВОЁ

 Каждый здравомыслящий человек стремится знать свою родословную, историю родного края.

 Один из таких моих знакомых – Решетников Владимир Николаевич.

 Он, как и я, уроженец села Старый Кондаль, годами несколько старше, ныне живет в Зеленограде – столичном административном округе, где зарождалась микроэлектроника страны.

 Ниже мой пересказ того, что он поведал о себе и своих предках

РЕШЕТНИКОВЫ – РОДОМ ИЗ СТАРОГО КОНДАЛЯ

 Владимир Николаевич для нашего села человек приметный.

 В свои детские и юные годы он поочередно учился в школах Старого Кондаля, Громков и Лопуховки, получил начальное, неполно-среднее, среднее образование. За учебу был отмечен серебряной медалью.

 Дальше он поставил перед собой высокую цель: решил покорить вершину советского научно-технического образования – поступить в Московский высший технический университет имени Н. Э. Баумана.

 С первой попытки этого сделать не удалось.

 Другой бы на месте 16-летнего Владимира распрощался со своей мечтой, выбрал бы себе цель менее престижную. Но юный старокондалец был человеком настойчивым: не опустил после пробного восхождения руки, не впал в депрессию.

 Своим рукам нашел применение в совхозе (не хотелось ему сидеть у родителей на шее), а в свободное от работы время засиживался над учебниками по математике, физике, другими спецпособиями.

 Труд по подготовке к поступлению в выбранный вуз не прошел даром – в следующем году он поступил в «Бауманку».

 Проучившись в течение шести с половиной лет, получил диплом инженера-механика, а на лацкане пиджака засверкал оригинальный значок университета.

 В советские времена выпускнику вуза требовалось 3 года отработать там, где государство считало нужным.

 Владимир Николаевич (так вскоре многие стали его уважительно величать) был распределен на один из оборонительных заводов Ленинграда.

 Потом он был направлен в научно-исследовательский институт Зеленограда – центр советской, а ныне – российской микроэлектроники.

 Пришедшие лихие 90-е годы внесли коррективы в его судьбу – научно-исследовательскую работу пришлось сменить на выполнение обязанностей главного инженера по эксплуатации зданий.

 А затем, уже выйдя на пенсию, еще около 10 лет, пока позволяло здоровье, работал в ряде учебных заведений, в которых охотно передавал свои богатые знания и опыт будущим специалистам.

 Он и сейчас, как человек, углубленно знающий математику, физику и увлеченный шахматами, на общественных началах занимается с детворой.

* * *

 Признаемся себе, не каждый из нас может похвалиться глубокими знаниями о своих предках. В большинстве случаев мы в перечислении родственников, непосредственно входящих в генеалогическое древо, доходим до дедушек и бабушек (отцов и матерей родителей), дальше же начинаем «спотыкаться».

 А вот Владимиру Николаевичу, любящему точность и свободно ориентирующему в многообразии своих родственников и кто кому кем приходится, удалось докопаться чуть ли не до своих прародителей, составляющих первые ступени, от которых берет начало род.

 Одной из приметных личностей среди родственников он отмечает своего прадеда по отцовской линии – Герасима.

 Герасим был предпринимателем по оптовым закупкам скота. Осенью он скупал у крестьян выгульную за лето домашнюю живность и перегонял ее в Камышин на мясокомбинат.

 По преданию, Герасим был довольно сильным и смелым мужчиной, и если во время перегона скота случались нападения на стадо одичалых собак или волков, то он не трусил, вступал с ними в единоборство.

 И вот в один из таких перегонов он заболел. Сельский фельдшер предписал ему для лечения какую-то микстуру и посоветовал принимать ее определенными дозами в течение некоторого времени. Но Герасим был из мужиков торопливых и свой курс лечения решил ускорить: взял и за один прием выпил всю микстуру. Выпил и… вскоре умер.

 После себя Герасим оставил трех сыновей. Им он успел дать хорошее образование и передать свою деловую хватку.

 В итоге один из сыновей, Филипп, стал учителем, другой, Карп, – врачом, а третий, Иван, пошёл, как бы мы сказали сегодня, по административной линии – стал управляющим у одного из крупных московских деловых людей. Сейчас, к сожалению, уже не откопать, в какой области.

* * *

Решетников И. Г.

 О нем, своем деде Иване по отцовской линии, Владимир Николаевич поведал следующее.

 Годы жизни Ивана Герасимовича – 1881-1935. За это время многое ему довелось повидать, испытать, но благодаря своему уму, умению находить выход из трудных ситуаций, он смог довольно длительное время безбедно прожить в Москве, обзавестись семьей, обрасти детьми и завершить свой жизненный путь в родном селе в период интенсивно шедшей коллективизации в стране. И хотя он по состоянию своего здоровья (у него был туберкулёз лёгких) не занимал в колхозе никакой должности, но к нему, как грамотному хозяйственнику и финансисту, нередко обращались первые лица села, да и не только они, за консультацией.

 1935 год стал для Ивана Герасимовича последним – болезнь окончательно приблизила его к смерти.

 В память о своей жизни в Москве Иван Герасимович оставил своей семье, жившей в Старом Кондале, комод-сервант, большой сундук, наполненный книгами, шахматы, перешедшие ему от отца, и … уличную фамилию, которая прочно прижилась к его последующим поколениям.

 В сёлах и поныне нередко уличные прозвища и фамилии более привычны, чем настоящие.

 В селе Решетниковых стали именовать «Москвичёвыми».

 Настоящую же фамилию Решетниковых после смерти Ивана Герасимовича переняли его дети, одним из которых стал отец Владимира Николаевича – Николай Иванович.

* * *

 Николай Иванович тоже оказался человеком неслабого ума и твердого характера. В 1929 году он женился на красивой, умной девушке Марии из соседнего села Громки. И хотя девушка была из другой, беднейшей прослойки того же крестьянского класса (в 20-х годах XX-го века это ещё что-то значило), они создали крепкую многодетную семью, где взаимная любовь и уважение царили до последнего вздоха. (Мария родила пятерых детей, в живых из которых к настоящему времени остался только он, Владимир Николаевич).

 В начале 30-х годов, когда в регионах Поволжья разразился массовый голод, Николай Иванович в поисках средств для выживания уезжает в Сталинград на строительство тракторного завода. Но вскоре, поняв, что своим отсутствием он не может существенно помочь себе и семье, возвращается домой.

 В 1930 году в селе создается колхоз «Новый пахарь». Колхозу позарез потребовались специалисты нового профиля. Николая Ивановича, как одного из грамотных колхозников, окончившего в свое время церковно-приходскую школу села, направляют в Камышин в училище, готовившее механизаторов. Успешно окончив его, он возвращается в Старый Кондаль. Здесь ему вскоре доверяют перегнать из Рудни в село невиданное в то время чудо – трактор «Фордзон-Путиловец».

 Как позже вспоминал сам Николай Иванович, проезжая на тракторе по селам Ушинка, Лопуховка, Громки, он чувствовал себя своеобразным героем на сцене среди многочисленной публики. Так он стал трудиться механизатором колхоза, затем возглавил бригаду трактористов в МТС (машинно-тракторной станции), что находилась в Лопуховке.

 А потом началась война – Великая Отечественная. В декабре 1941 года Николай Иванович уходит на фронт. Попав в пехотный полк, воюет в 6-й армии, ставшей в последующем гвардейской. В одном из наступательных боев получает тяжелое ранение в ногу.

 Далее – госпиталь, после выздоровления вновь в ряды действующей армии.

 Победный май 1945 года встречает на германской земле в городе Бреслау (ныне польский город Вроцлав).

 После демобилизации возвращается в родное село, к семье. Перенесенные тяготы войны, тяжелый труд по восстановлению дома, колхоза через несколько лет начинают серьезно сказываться на его здоровье.

 Николай Иванович становится инвалидом. Из механизаторов он переходит в пожарные.

 В памяти автора этих строк четко сохранились картины из далекого детства о добросовестном отношении дяди Николая-«москвича» (так мы его звали в ту пору) к своим трудовым обязанностям.

 До сих пор помню ухоженный, но уже «списанный в отставку» колесный трактор «Фордзон-Путиловец», стоявший за задней частью двора Решетниковых, рядом с колхозным омшаником. О, как мы, детишки, любили восседать за баранкой этого трактора! А глядя на самого дядю Колю, нам тоже хотелось стать трактористами.

 Помню и те времена, когда он исполнял у нас в селе обязанности пожарного. У дома правления колхоза, затем – отделения совхоза под навесом всегда в «боевой готовности» стояла конная упряжь, противопожарный насос и бочка с водой.

 По твёрдому требованию Николая Ивановича, переходившему порой в ругань, все жители села строго соблюдали меры противопожарной безопасности: во дворе каждого дома стояли бочки с водой и имелся соответствующий инвентарь для тушения пожара.

 Вспоминается мне и могилка Николая Ивановича. Она находится в передней части сельского кладбища у растущих рядом с ней нескольких груш. Могилка всегда имеет облагороженный вид.

 Николай Иванович умер в 1974 году.

* * *

 Время. Оно измеряется секундами, часами, годами, а еще… длительностью человеческой памяти.

 В Старом Кондале помнят Решетниковых, хотя сейчас никто из них давно и не проживает здесь, но все сельчане с уважением о них отзываются.

 Так бывает, когда люди оставляют о себе хороший след.

 И еще приходишь к мысли, природой заложено так, что каждый из нас непроизвольно становится наследником и продолжателем своих предков.

2. ЗНАЙ ИСТОРИЮ РОДНОГО КРАЯ

ВОЗМОЖНО, ТАК ЭТО И БЫЛО

 Более 3 лет назад на интернетовской странице в группе «Старый Кондаль – село мое родное» (социальная сеть «Одноклассники») я поместил материал о рождении и последующих периодах своего села.

Решетников Н. И.

 Владимир Николаевич Решетников, ознакомившись с этим материалом, решил его дополнить.

 Ниже вниманию читающих эти строки предлагается отрывок из его исторических исследований.

* * *

 «В рассказе Алексея Малинина об истории села Старый Кондаль написано, что согласно историко-географическому словарю о Саратовской губернии (выпуск 1892-1902 гг.), автором которого был А. Н. Минх – член императорского географического общества, оно основано в 1800 году.

 Правда, Алексеем сделана оговорка, что может быть это и не так. Я тоже думаю, что 1800 год – это год, когда появились первые письменные свидетельства о Кондале, а появилось само село, и я в этом убежден, гораздо раньше, в 70-х годах XVII-го века, после разгрома восстания Степана Разина, или в семидесятых – восьмидесятых годах века XVIII-го, после разгрома восстания Емельяна Пугачёва. Откуда такое убеждение?

 Во-первых, о том, что село основали соратники Степана Разина, бежавшие на Юг России после подавления разинского бунта, я слышал ещё в детстве.

 Во-вторых, логически обобщил два момента.

 Первый. Существуют легенды о том, что Степана Разина не казнили, а он бежал и, превратившись в камень, схоронился в пещере, которая находится где-то на полпути от Кондаля до Рудни и тянется якобы в сторону Жирновска на 70 км. И когда настанет час, выйдет Стенька Разин из пещеры, соберет войско и поведет его опять на Москву против угнетателей. Конечно, на пустом месте, от нечего делать такие легенды сочинять не будут, очевидно, для этого были основания.

 Второй. Нет сомнений, что корни села Старый Кондаль – в Пензенской области. Потому, что названия его улиц Наровчат и Кевда совпадают с названиями старейших поселений России, основанных мордвой на территории нынешней Пензенской области еще в XIII веке.

 Также очень вероятно, что село Громки, жители которого говорят чисто по нижегородски («О» вместо «А» и «Щ» вместо «Ч»: пОйдём, пОЩему) основана выходцами Нижегородской области. И если согласиться, что селения образовались в 1800 году, то возникает вопрос: с чего бы это людям убегать со своих обжитых мест в это время, не самое плохое для крестьянства России?

 Поэтому, конечно, более убедительно выглядит версия, что поселения Кондаль, Громки основали крестьяне из войск восстававших бунтарей, которые были объединены по родственным или земляческим признакам, а затем, после разгрома, опять же вместе селились на новых местах, причем улицы называли именами своих бывших селений.

 Упомяну еще об одной версии поселений на Медведице. Несколько лет назад я связывался по программе Skype со своим одноклассником Сергеем Кочергиным. Сергей по образованию и опыту работы математик, выпускник Ленинградского университета, а сейчас на пенсии увлекся историей поселений на Медведице.

 Так вот, он якобы нашел, что история этих поселений, Лопуховки в частности, корнями уходит куда-то в Среднюю Азию или даже в Индопакистан. Сергей обещал ознакомить меня со своими исследованиями, но я что-то никак не могу уже несколько лет связаться с ним. Пока что я отношусь к этой версии скептически, но не могу ее полностью игнорировать, будучи абсолютно незнакомым с самими исследованиями и зная, что Сергей серьезный ученый и просто так выдумывать ничего не будет».

 Что к этому добавить? Версии сами по себе, конечно, интересны, их трудно ныне опровергнуть и они имеют право на свое существование.

Алексей Малинин, уроженец с. Старый Кондаль.

г. Самара.

23