Меню
16+

Общественно-политическая газета «Трибуна»

28.04.2022 07:34 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Она помнила День Победы

 Всё меньше остаётся среди наших земляков тех, кто помнит тяжёлое военное лихолетье, период восстановления разрушенного хозяйства. Я хочу рассказать о человеке не простой, но интересной судьбы — о своей землячке Татьяне Тамаровой.

 В грозном 1941-ом война застала 16-летнюю девушку в селе Терёхино. Несмотря на юный возраст, за плечами уже было четыре года колхозного стажа. Рано познала нужду. Отец умер до войны и остались они бедовать вдвоём с матерью. После пяти классов пришлось оставить школу и добывать хлеб насущный. Сначала рассыльной в терёхинском колхозе «Победа», а как чуток повзрослела — доверили пару быков. Чего только не перевозилось таким видом гужевого транспорта по маршруту поле — ток — колхозный двор. Старательность возчика отметили и перевели на повышение — назначили учётчиком на огородные плантации колхоза. На предвоенный трудодень уже давали по 3 кг зерна. Во дворе мычала своя корова. Жизнь, казалось, налаживается, как в одночасье всё изменилось.

 За первые месяцы войны село в 120 дворов обезлюдело. Мужчины на фронте, в Терёхине одни женщины, дети да старики. По зиме группу девчат мобилизовали на оборонительные укрепления в Добринку. Рыть окопы пришлось в декабре. Промёрзшая земля не поддавалась. Ладони сбивали в кровь. Днём жгли костры, но едва земля успевала отойти, как ночной мороз сводил все труды не нет.

 «Спустя много лет после войны проезжали с сыном Володей на автобусе через Добринку, — вспоминает Татьяна Дмитриевна, — я гляжу в окно, и сердце кольнуло. Сынок, говорю, посмотри, вот здесь возле церкви и проходили окопы, что мы когда-то копали. Сейчас из наших, кто там был, только я да Ольга Фёдоровна в живых остались».

 Фронт требовал хлеба. На тракторы сели девчата-подростки. Да и что можно освоить за три месяца курсов? Тем не менее, пахали, сеяли, убирали, и ни клочка земли до военной обработки не пустовало. С плачем, когда техника выходила из строя, пытались что-то отремонтировать. Чуть полегче стало, когда начали возвращаться искалеченные фронтовики — где советом, где делом помогут. Работали не покладая рук и днём, и ночью. В уборку по ночам снаряжали 10 подвод и везли хлеб на Матышевский элеватор. Порой неподъёмные мешки приходилось разгружать вручную. А какие там у девчат силы, да ещё и живот сводит от голода постоянно. До последнего зёрнышка колхозный урожай сдавался государству. Себе оставался хлеб из молотых желудей и песики (травяной мусор после веялки). Ни денег, ни натуроплаты в войну не знали. Выручала картошка со своего огорода и корова, которую приучили к ярму, и она сама для себя сено перевозила. Правда, тот же огород требовал ухода, а времени кроме как ночью, да и то не каждую, не оставалось, хорошо, если луна подсвечивала.

 А тут умерла мама, осталась Татьяна сиротой. Лиха хватило сполна.

 «Победный май 1945-го запомнился на всю жизнь.

 Мы в поле. Посевная. Тут сломя голову скачет на лошади председатель колхоза Иван Григорьевич. Мы его «кривым» прозвали (он с фронта без глаза вернулся). Подлетает на лошади к нам — «Девчата, глушите тракторы, война закончилась!». А у самого из одного глаза слёзы ручьём. Мы заревели. Добрались в село пешком, здесь гармошка нашлась. Песни, пляски. Кто от радости плачет, кто с горя, вспоминая родных, на кого пришли похоронки», рассказывала Татьяна.

 После войны она с землячкой, как и многие другие, выехала из села на заработки. Тогда требовались строительные бригады. Татьяна оказалась в Донбассе, где восстанавливали разрушенные войной шахты. Специально сформировали бригаду из одних сталинградцев, и она задавала тон трудовому соревнованию. Причастность к шахтам привела и к получению ряда шахтёр-ских профессий. В Донбассе обзавелась семьёй, город стал новым местом жительства. Спустя годы вернулась на Родину в родное село Терёхино, а когда село ликвидировалось, переехала с сыном в Рудню. «Для меня День Победы — праздник действительно со слезами на глазах, — вспоминала Татьяна Дмитриевна. — Тревожно и волнующе становится на душе. Да что там говорить, столько с этим днём связано, что не забыть никогда».

 Годы, годы... Всё повидала Татьяна Дмитриевна, великая труженица, человек с большой буквы, о которой я рассказал как мог, искренне, с любовью. Уже 9 лет нет в живых Татьяны Дмитриевны Тамаровой, прожила она 85 лет.

И. Е. Хохлов, ветеран войны и труда.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

8