Меню
16+

Общественно-политическая газета «Трибуна»

26.02.2022 07:37 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 21 от 26.02.2022 г.

Герой нашего времени

Автор: Н.Стебловский.

Окончание

 Возвращение с войны домой под осень 1945 года растянулось во времени, так как регулярное транспортное сообщение отсутствовало. Парадоксально, но чем ближе становился родной край, тем более осложнённым получался путь, начавшийся в Виннице, где, отлежав положенное в госпитале, И. Д. Чичаев долечивался в выздоравливающей роте.

Там получил и новое, так называемое дембельское обмундирование взамен потрёпанной, в прямом смысле пострадавшей в бою форме.

 Не без труда добрался до Харькова, где пришлось ждать формирования поезда на Сталинград. В Сталинграде пришлось ждать формирования поезда на Балашов. На станции Ильмень вышло человек 30 таких же солдат войны. Переночевали на вокзале, уже было холодновато. А утром — кому куда, но на чём — большой вопрос. Ивану Дмитриевичу повезло договориться со старичком с лошадкой (пеший ход исключала тяжёлая ручная кладь, где помимо общих вещей были два подарочных трофейных аккордеона – с детства тянулся к музыке, овладев игрой на баяне, а после войны и на аккордеоне). Тот довёз до Рудни, где можно было расположиться, переждать в колхозных квартирах.

 Утром Иван Дмитриевич добрался до Бегучки, через которую шла дорога на Громки. И вот оно — настоящее везение. Подошли два трактора с прицепами. В одном трактористе Чичаев узнал не просто земляка, а соседа по Громкам.

 Трактора по делам направлялись в Рудню. Но какое это имело значение? Всё равно потом обратно, домой. С ними Иван Дмитриевич и добрался до Лопуховской МТС. А там новое, чудесное везение: встреча с родным братом Николаем. Он тоже воевал, но получил тяжёлое ранение в позвоночник и вернулся на трудовой фронт, к прежней работе.

Рассказывая о той братской встрече, являющий собой пожизненный пример мужества Иван  Дмитриевич не сдержал чувств: выдал их повлажневшим взглядом. Хотя с того биографического эпизода прошло более 75 лет. Да и приведённый здесь рассказ о возвращении фронтовика домой может не представлять особого читательского интереса. Мол, обычная — одна из тысяч — история того времени. Но ведь сам фронтовик почему-то решил сказать об этом собеседнику, подчёркивая тот незабываемый, растянувшийся во времени момент, когда ты в безудержном порыве летишь на крыльях любви к самым близким, которых не видел без малого три года, а тут тебе дорожные помехи. И если для ветерана победоносной войны дороги те воспоминания, значит и наследникам Победы надо принимать их как должное.

 В мирную жизнь вчерашний израненный солдат вернулся инвалидом второй группы. Но кто на это в послевоенное время при острой нехватке мужских рук обращая внимание с точки зрения непригодности человека к труду. Сразу же пригласили на работу — некому было ремонтировать трактора. А для Чичаева, довоенного тракториста, дело знакомое. С него и начал.

 Вскоре стал помощником бригадира. А когда сам бригадир Н. Г. Ершов, побывавший в немецком плену и потерявший там здоровье, серьёзно заболел и рассчитался, Чичаева поставили на его место. Работал до осени 1948 года.

 Однажды в газете «Известия» Иван Дмитриевич прочитал о наборе в Сквирский политехнический институт Киевской области на ускоренную учёбу тех, кто недоучился в своё время из-за войны. Бывший студент Быковского техникума отправил в институт свои документы и получил вызов, который стал основанием для увольнения с работы. Только с выездом образовалась проблема: не было паспорта (тогдашняя государственная политика специально ограничивала в сельской местности выдачу паспортов крестьянскому люду). Инвалид войны Чичаев обратился за помощью к секретарю сельского Совета, тоже инвалиду С. Т. Липенцеву. Они нашли общий язык. Сергей Трофимович выдал на руки справку, заменяющую, дублирующую паспорт, позволившую уехать на Украину. Правда, приезд в институт из-за проволочки со справкой получился запоздалый: учёба уже шла. Но ректор после собеседования пошёл навстречу.

 Нового студента зачислили на 3-й курс. Через два с половиной года Иван Дмитриевич окончил институт с отличием. Место работы выбрал сам — в Щербиновской МТС Жмеринского района Винницкой области. Выбор не был случайным. Через Винницкую область пролёг боевой путь снайпера Чичаева. В Винницком госпитале он пролежал четыре месяца после третьего, самого тяжёлого, ранения с потерей глаза.

 Винницкий, конкретнее — Щербиновский, отрезок биографии растянулся на 31 год. За это время Иван Дмитриевич был главным механиком МТС, заведующим мастерской, руководителем тракторной бригады, бригадиром комплексной бригады. На любом месте отдача его труда имела максимальную эффективность.

 Работать по-другому Иван Дмитриевич просто не мог себе позволить. Такова была его внутренняя установка относительно требовательности к себе. В этом плане сами за себя говорят его награды: орден «Знак Почёта», медаль «За трудовую доблесть», орден Ленина. Достойным признанием заслуг Чичаева является также подаренная ему на сельскохозяйственной выставке в Москве машина «Жигули» (в то время самый престижный отечественный автомобиль, который отслужил Ивану Дмитриевичу 36 лет и теперь, как раритет, в распоряжении правнука Чичаева).

 Кстати добавить, награды за просто так (типа по блату) людям труда не давали. Так орден «Знак Почёта» Иван Дмитриевич получил за изобретённую, сконструированную кукурузную сеялку на основе сеялки зерновой. Важность этой конструкции тогда трудно было переоценить, с чем земледельцы-ветераны согласятся.

 Украинская биография Чичаева отмечена не только славным трудовым содержанием. Здесь сложилась своя семья, расцвело семейное счастье в лицах супругов и их детей, сына и двух дочерей. Но известно, ничто не вечно под луной. Жена умерла в расцвете сил. Не стало сына, прошедшего Чернобыль и получившего там смертельную дозу радиации. В определённом смысле жизнь пришлось начинать сначала с возвращения на малую родину, в Громки, со второй женой. Дочери к тому времени жили самостоятельно.

 Совхоз «Лопуховский», в который входила громковская территория, нуждался тогда в руководителях среднего звена, специалистах. И для директора хозяйства В. Г. Давыдова подарком явился приезд на постоянное место жительства опытного сельхозника, к тому же кавалера ордена Ленина и других наград, полученных именно за крестьянский труд. Как раз громковскому отделению и нужен был такой управляющий.

 Здесь не было ни агронома, ни зоотехника, ни дисциплины с порядком на производстве, что сказывалось на его результатах. К слову сказать, коровья ферма «славилась» козьими надоями. Показатели приплода от коров и овец держались на позорно низком уровне. И надежда на исправление ситуации возлагалась на И. Д. Чичаева.

 Надежду, как и ожидалось, Иван Дмитриевич оправдал. За шесть лет работы управляющим вывел отделение на уровень должных требований, на положительный результат работы коллективов земледельцев и животноводов. Каким образом он действовал, какие усилия, меры предпринимал, чего это ему самому стоило — тема отдельного разговора.

 После управляющего Чичаев ещё более двух лет был заведующим мастерской, потом уже в статусе пенсионера два года возглавлял Громковский сельсовет. В этой властной структуре, как и в жизни, Иван Дмитриевич проявлял себя в полную меру сил, руководствуясь своими характерными принципами ответственности и порядочности.

 Время заслуженного отдыха И. Д. Чичаева составило уже более сорока лет (на пенсию ушёл в 55). Это как бы вторая жизнь, без вмешательства извне, по собственному сценарию. То есть, живи и радуйся. Только пенсионерская радость Ивана Дмитриевича никогда не заключалась в спокойном беззаботном времяпровождении. Не в его характере давать себе хоть в чём-то слабину. Пока была жива-здорова супруга, они держали все виды скота и птицы, пробовали пчеловодство, возделывали помимо сада два огорода по 20 соток каждый. Ну а когда баба Катя заболела (в прошлом году её не стало), живность перевели.

 Однако садом Иван Дмитриевич продолжает заниматься. А там, трудно представить, до сотни плодовых деревьев. И хозяин сам управляется с их обрезкой и прочим уходом. Стоит ли этому удивляться, если Чичаев до сих пор в состоянии убирать свой довольно просторный двор от снега, на который нынешняя зима не поскупилась.

 Закономерен вопрос: откуда такая работоспособность, у человека, прошедшего начавшуюся в детстве череду испытаний на выживаемость, горнило военного молоха, познавшего горечь дорогих утрат, не ведавшего тепличных условий бытия? Ответ может исходить от родословной: дед по отцу прожил 94 года, матери было отпущено природой 96 лет, а её отец Осип Ларионович Максимов поставил рекорд продолжительности жизни — 117 лет. При этом надо учесть, что жизнь у всех была далеко не сахарная.

 В завершение очерка о фронтовике И. Д. Чичаеве напрашивается также завершающая часть истории его незаконно репрессированного отца. Выяснением его судьбы Иван Дмитриевич занялся в конце прошлого века. Обращение в высокую инстанцию увенчалось успехом. В областном особом отделе был получен доступ к документу, удостоверяющему расстрел группы «вредителей» из 8 человек, включая Д. А. Чичаева. Показали и место их захоронения — недалеко от гостиницы «Волгоград». Там установлен памятный камень. По просьбе мамы Иван Дмитриевич привёз оттуда банку земли, оплаканной её горькими слезами.

9