Меню
16+

Общественно-политическая газета «Трибуна»

04.03.2021 07:40 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 23 от 04.03.2021 г.

Великая Отечественная война в судьбе моей семьи

 Каждый год 9 мая мы приходим к обелиску Победы, мы кланяемся тем героям, которые завоевали нам Победу. Мы приносим цветы, но знаем о войне только из кинофильмов, из книг и, конечно, из рассказов участников войны. В нашем селе уже нет ни одного человека, который видел весь этот ужас. 12 ноября 2014 года умер наш земляк Сорокин Алексей Филиппович – последний участник Великой Отечественной войны.

 Я, Квасова Элина, хочу рассказать о своей прабабушке Квасовой Антонине Ивановне. К сожалению, 10 ноября 2013 года она умерла… Мой родной человек, дорогая моя прабабушка — она всегда была доброй, отзывчивой и прожила долгую, но очень трудную жизнь.

 Родилась Малюга Антонина Ивановна в декабре 1925 года в Мариуполе Донецкой области. Когда началась война, прабабушка окончила 7 класс. В октябре 1941года Мариуполь был захвачен частями 3-го танкового корпуса 1 танковой группы Вермахта, и началась 23-месячная оккупация города. Прабабушка рассказывала, что по городу были расклеены объявления, в которых было много запретов. За неявку на работу был расстрел, расстреливали даже тех, кого просто в чём-либо подозревали, помещали их в специальные штрафные вагоны и увозили в Германию.

 Так однажды увезли и мою прабабушку вместе с подругами. Везли их как животных, еды и воды почти не давали, туалета не было. Сколько их везли, бабушка не знала, потому что потерялся счет времени. Когда их, полуживых, выгрузили из вагонов, первое что они увидели, это то, как женщины обгрызали кору деревьев. Ужас охватил малолетних девчонок. Надели на них полосатые робы, у каждого заключённого был номер. У евреев номер был на жёлтых лоскутках, а у русских — на белых. У моей бабушки был номер «466». Она это помнила всю свою жизнь, по именам их никто не называл. Кормили баландой, один литр на целый день. Хлеб давали только утром, совсем маленький кусочек. Картошки не было никогда.

 Через несколько дней пребывания в лагере приехал фабрикант и начал отбирать себе работников. Бабушка тоже попала на фабрику, которая находилась в пяти километрах от лагеря. Вставали в пять часов утра и пешком шли на работу. На ногах были тяжёлые деревянные чувяки, идти по тротуару запрещалось, шли они по дороге, где ездили машины.

 Ненависть к немцам никогда не покидала русских девочек, и они всегда старались им навредить. Так вот, когда они проходили мимо домов, то старались сильнее греметь деревяшками, чтобы разбудить немцев. Окна были всегда открыты, немцы выглядывали из окон и кричали ругательства на русских пленных, которых очень ненавидели. Бабушка рассказывала, что они смеялись и по-детски радовались тому, что им удалось разозлить немцев.

 А вредить старались везде и всегда. На фабрике плавили пластик и заливали его в формы, что это было — они не знали, но знали одно, что это все отправлялось фашистам на фронт. Вот они и не доливали в формы, чтобы получить брак. Немцы очень следили и сильно наказывали. Били палками, сажали в страшную комнату и не давали еды. Бабушка говорила, что был случай, когда донесли и на неё. За это её жестоко наказали, на фабрике ей пришлось мыть туалеты. Очень страшно было молодым девчонкам жить в таком лагере, они, как могли, успокаивали друг друга, но человечности не потеряли. Однажды умерла их подруга, немцы не заметили, и они ночью похоронили её по-человечески.

 На фабрике работали 5 дней, а на шестой день выполняли всю грязную работу в лагере. За работу на фабрике платили 3 марки в месяц, но купить на эти деньги нельзя было ничего, кроме открытки. Они их покупали, подписывали друг другу, поздравляли с праздником, иногда отправляли домой. За всё время была получена одна открытка в Мариуполе. Если кто-то выделяется на работе, то ему в воскресенье утром давали кофе (ячменный напиток), но это было очень редко. Многих девчонок уводили немцы, и они никогда больше не появлялись. Говорили, что их отправляли донорами для фашистов. Об этом пленные даже боялись говорить.

 Лагерный день был очень тяжёлым. Много времени уходило на перекличку и подготовку ко сну. Сон был очень коротким. Самое тяжёлое для девчонок, рассказывала бабушка, это унижение. Немцы издевались над ними, как могли.

 Бабушка прожила в лагере всю войну. Когда пришла весна 1945 года, их освободили американцы. Бабушка рассказывала, что однажды ночью началась сильная бомбёжка. Им было очень страшно, кто бомбил, они не знали. Затем наступила тишина. Утром их никто не подымал. Было ещё страшнее. Все боялись даже пошевелиться. Когда наступил день, потихоньку все начали выходить из бараков. Немцев нигде не было, как потом они узнали, немцы сбежали. Вот так настала долгожданная свобода. Она продолжалась три недели. К ним никто не приезжал, есть, пить было нечего. Девушки ходили в лес, ели, что находили. За эти дни они стали совсем тощие, страшные, но никто не умер. Наверное, так было сильно чувство свободы. И все очень хотели домой. Вскоре приехали американцы и начали их откармливать. Давали все: фрукты, мясо, рыбу... Девчонки быстро поправлялись и становились настоящими красавицами. Но оказалось, что кормили их для того, чтобы увозить в Америку на женские работы. Это было ещё страшнее. Девушки начали разведывать, нашли связи, смогли как-то связаться с русскими солдатами. Через некоторое время пригнали машины, и их в телячьих вагонах начали вывозить из лагеря. Это было летом. А домой бабушка попала только глубокой зимой.

 Почти в каждом городе их останавливали для допросов. Допрашивали по нескольку дней. Заводили в одну комнату — допрашивали, переводили в другую — опять допрашивали, запугивали, затем отпускали. И так продолжалось всю дорогу домой.

 Когда бабушка приехала домой в Мариуполь, там её уже перестали ждать, думали, её уже нет в живых. Подлечившись и немного отдохнув, бабушка стала устраиваться на работу, но её никто не брал. Каждый день вызывали на допросы, иногда вызывали и по три-четыре раза в день. Жить в Мариуполе становилось невыносимо. По счастливой случайности, ее подруге пришло письмо из Курской области, приглашали на работу родственники. Отправилась с ней и моя бабуля. Там она и повстречала свою судьбу, своего будущего мужа Квасова Василия Степановича, которого не стало 23 марта 2010 года. У него тоже своя военная судьба. Он участник Великой Отечественной войны. Молодые люди поженились, родились дети. В 1965 году уехали в Сибирь на заработки, но Саянский климат не пошёл детям, переехали жить на Урал, работали на обогатительном комбинате. Бабушка рассказывала, что снег вокруг комбината был красный, воздух заражён. И еще там было очень много заключённых. Побоялись они и ухали во Франк Жирновского района, случайно встретились с бабкой Чугаехой (она приехала к родственникам из Руднянского района), она и уговорила их переехать жить в Коноплянное. Переехали они в село (хотя кроме детей перевозить было нечего). Завели хозяйство, дедушка работал шофёром. Бабушка воспитывала детей. Всех выучили, помогли, как говорила бабушка, всем стать на ноги. Милосердие и сострадание, душевное тепло, добро — вот главные черты моей любимой бабули, которые она пронесла через все невзгоды и трудности своей нелёгкой жизни.

 Прабабушка Квасова Антонина Ивановна и прадедушка Квасов Василий Степанович — гордость нашей семьи. Я очень горжусь ими! Мы храним их награды. Надеюсь, они будут передаваться из поколения в поколение нашей семьи. Я обязательно буду рассказывать о них своим детям. Вечная им память!

 Элина Квасова, 17 лет.

 Фото: Это фото — воспоминание о Германии. Сделано оно в лагере в дни освобождения в 1945 году.

7